Безопасность наших полетов

Думая о безопасности полета в самолете, на ум прежде всего приходит исправность воздушного судна, опыт пилота, погодные условия. Однако важнейшие расчеты для того чтобы пассажир благополучно долетел из точки А в точку Б делаются здесь, на земле, в небольшом кабинете, с помощью компьютерных программ. Речь идет о центровке самолета, то есть грамотном распределении веса по воздушному судну, чтобы сделать его максимально устойчивым и управляемым во время полета. Диспетчер по центровке есть в любом аэропорту. «Ижавиа» – не исключение.

Рабочий день Надежды Эскандеровой начинается в 7:45. Она сидит в небольшом кабинете с видом на взлетную полосу, а на ее столе стоят три телефона и небольшая черная рация, по которой она передает короткие сообщения: «Приняла», «Отправила». В ее ведении – контроль за багажом, своевременная посадка пассажиров на борт и контроль вылета самолета точно по расписанию. Однако главная ее задача – центровка самолета, то есть грамотное распределение багажа и пассажиров по салону с учетом массы воздушного судна, количества топлива. Центровка позволяет самолету быть устойчивым, управляемым во время полета. Любая ошибка здесь может привести к непоправимым последствиям.

– За 40 минут до вылета (когда заканчивается регистрация) мы получаем от аэродромно-диспетчерской службы и начальника смены службы перевозок сведения о заправке топливом, общем весе багажа и по этим данным рассчитываем центровку. Все это занимает от 5 до 10 минут, после чего вся информация поступает командиру экипажа, – рассказывает Надежа Эскандерова.

Такие расчеты делают для каждого рейса, на каждый самолет. А всего за смену их, в среднем, вылетает до девяти штук. И это не считая прибывающих воздушных судов. Предварительные данные по центровке есть на каждый самолет. Задача Надежды – довести ее, что называется, «до идеала» с учетом особенностей каждого ижевского Яка. В частности, она решает, как распределить багаж по отсекам, как рассадить пассажиров по обе стороны от прохода. Кстати, иногда при неполном самолете можно заметить, что некоторые ряды совсем пустые – все это тоже не просто так. Это все математика, необходимая для грамотного баланса.

– При плохой центровке пассажиры могут совсем не почувствовать дисбаланс. Но вот пилотам будет сложнее взлетать, летать и сажать самолет, – добавила Надежа Эскандерова.

Худший исход неправильной центровки – авиакатастрофа. Поэтому диспетчеры и пилоты несут коллективную уголовную ответственность.

Делать такие расчеты можно вручную, но в «Ижавиа» диспетчеры по центровке работают с программой АРМ «Центровка» Рожнова. Это стандартная система, используемая во многих аэропортах.

В авиации Надежда работает почти 11 лет и честно признается, что работать еще где-то просто не сможет. Работать в «Ижавиа» часто идут молодые люди, которых привлекает романтика полетов.

– Это очень интересная работа. Она затягивает, интересует. Многие ребята переучиваются и из диспетчеров идут работать бортпроводниками. Некоторые юноши вообще поступают в авиационные институты и переучиваются на вторых пилотов, – улыбается Надежда.

Изначально Надежда также несколько лет проработала на регистрации рейсов. А затем решила, что пора расти дальше и отправилась на курсы гражданской авиации в Екатеринбург. Учеба на диспетчера по центровке длилась две недели, после чего – месяц стажировки.

– Первые рейсы были самыми страшными, это же такая ответственность, вы представьте! Спасало то, что я тут в принципе была не первый день и даже не первый год и знала всю «кухню» изнутри. Плюс до того, как пойти переучиваться, я долго изучала теорию, – вспоминает Надежда.

Кстати, раз в полгода все службы аэропорта «Ижавиа», начиная от грузчиков, заканчивая командирами экипажей, проходят аттестацию. Тут все строго, как на экзамене: вытаскиваешь билет и рассказываешь.

Сотрудникам, которые работают в аэропорту более шести лет, положен один бесплатный перелет (туда-обратно) на самолетах авиакомпании. Если не потратил свой бонус в этом году, на следующий можешь взять бесплатный билет на кого-то из членов семьи. Сама Надежда признается, что летать очень любит, особенно на самолетах «Ижавиа», потому что знает и доверяет.

– Я хорошо знаю наши Яки, знаю командиров, пилотов. На 100% доверяю им, поэтому перед полетом просто сажусь в кресло и забываю, что я в самолете, – рассказывает женщина.

Все жители Ижевска хорошо помнят историю с бараком на Чапаева, посмотреть на который прилетал лично президент России Владимир Путин. Это случилось 27 июля 2017 года, во время смены Надежды Эскандеровой. Она признается, что день был тяжелый, волнительный, но все прошло в штатном режиме.

– Точно так же сделали документы на центровку. Передали экипажу перед отправкой самолета. Это ведь такая же ответственность, как и ежедневные перелеты с десятками пассажиров, – рассказала Надежда.

А вот с самолетом-амфибией Бе-200, который прилетал тушить Пугачево время взрывов боеприпасов в мае 2018 года, проблем не было вообще никаких. На военные самолеты все расчеты делают сами военные. Сотрудники аэропорта просто принимают документацию.

Кстати, немного про багаж. В ижевском аэропорту «Ижавиа» с забытым багажом сталкиваются редко. Как правило, владельцев очень быстро находят по номеру рейса, указанного на сумках. Остальные вещи помещают в камеру хранения на шесть месяцев, после чего, если владелец так за ним и не пришел, утилизируют.

Надежда Эскандерова, 38 лет. Замужем, двое детей.

Источник