Директор школы №27 Ижевска: «Школа не имеет права испортить ребенку детство»

Школа №27 в минувшем учебном году не раз оказывалась в центре внимания благодаря успехам своих учеников. В преддверии Дня знаний мы встретились с ее директором и узнали, как Наталье Наговицыной удалось вывести обычную ижевскую школу на новый уровень развития и как ей в этом помогли принципы управления Екатерины Великой.

Наталья Наговицына возглавила школу №27 семь лет назад. До этого преподавала географию и экономику, была заместителем директора по учебной работе в школе №40.

– Вот, посмотрите, – Наталья Николаевна показывает на ворох бумаг на рабочем столе. – Это письма о мероприятиях, положения о конкурсах. А учиться-то когда? Участие в мероприятиях – это определенный отчет, а в школе все же главное – качество образования, поэтому приоритетом должна быть учеба.

Наталья Наговицына не любит работать для галочки. Главное для нее – результат. И сейчас он выражается не только в необычных изобретениях юных Кулибиных, о которых мы уже писали, но и в том, что ученики школы стали гораздо чаще занимать призовые места на городских и даже всероссийских олимпиадах. В том, что ЕГЭ выпускники стали сдавать лучше. В том, что желающих отдать детей в первый класс больше, чем свободных мест. Неслучайно в этом году школа №27 была занесена на Доску почета Октябрьского района Ижевска.

– Мы просто работаем: что-то меняем, внедряем новое, – директор не делает секрета из того, как удалось вывести обычную ижевскую школу на новый уровень. – К примеру, в последние четыре года активно развиваем инженерное направление – переняли эту идею у школ Москвы и Челябинска. Результаты уже есть: ребят, которые занимаются техническими разработками, становится все больше. Они участвуют различных российских и международных конкурсах, становятся победителями и призерами. Именно этим обусловлен интерес к нашей школе СМИ и профессионального сообщества на российском уровне.

Уверена, дальше будет больше. Сейчас мы работаем над созданием Центра технологических практик. Это стало возможным благодаря выигранному гранту. В нем ученики будут заниматься не только технологией, но и физикой, химией, биологией, информатикой, математикой, окружающим миром.

Возможно, для какой-то школы наши результаты – пустяк, но для нашей это движение вперед, и оно должно быть непрерывным.

– Тут важна командная работа. Как вам удалось увлечь за собой коллектив?

– Учителя быстро поняли, что нужно работать на результат, что недостаточно рассказать новую тему на уроке, а дальше хоть трава не расти. Как нужно относиться к работе, демонстрировала на личном примере: готовила учеников к олимпиадам, научным конференциям. Одновременно занималась еще и управленческой работой. Было непросто. Учителя удивлялись: «Как вы все успеваете?». И, глядя на меня, понимали, что жаловаться на усталость, на «бестолковых» детей мне бесполезно. Если такое и случалось, я напоминала им слова Екатерины Великой, которая говорила, что у нее в стране население одно, какое есть, с таким и нужно работать.

Сейчас я горжусь нашими учителями. Да, я требовательная, но не жесткая. Порой коллеги сами просят: «Давайте жестче с нами». Но я не вижу в этом смысла. Хочу, чтобы педагоги с желанием приходили на работу, чтобы между нами не было дистанции огромного размера. Ко мне в кабинет можно зайти в любое время. Причем не только коллегам, но и школьникам, что они и делают. Придут, скажут: «Давайте позанимаемся, у нас есть свободное время». Ну как тут откажешь? Это самые приятные моменты в работе.

– Как добиться такого признания, авторитета у детей?

– Их надо понимать, разговаривать с ними, не обижать и не кричать, даже если они неправы. А вот тонко поддеть ученика, чтобы он почувствовал свою вину, можно. Но это приходит с опытом.

– Дети тоже многому учат нас, взрослых. Чему вы научились у школьников?

– Раньше как было: учитель всегда прав. Сейчас другое время. Если смотреть на детей свысока, ничего не выйдет. Они просто от тебя отвернутся. Так вот школьники заставили меня пересмотреть наши взаимоотношения. Теперь в спорных ситуациях я ставлю себя на их место и только после этого принимаю решение. Порой сделать это непросто. Я же нахожусь между двух огней: со мной должны быть согласны и учителя, и ученики. Но пока это у меня получается.

– Сейчас время всевозможных рейтингов, в том числе и школьных. Как вы к ним относитесь?

– Рейтинги рейтингами, но я считаю, что школа не должна подстраивать под них свою работу. Нужно четко понимать, к какому результату мы должны прийти. Поэтому в этом году мы с моими заместителями разработали собственную систему оценки эффективности работы нашей школы. В ней более 20 критериев и динамичных показателей на три года вперед. Это будет, пожалуй, наиболее объективная оценка, а не красивый отчет. Посмотрим, чего добьемся.

– Какие критерии оценки эффективности работы школы вы считаете наиболее важными?

– Это в первую очередь качество знаний, а именно доля ударников и отличников в школе. Количество участников и призеров олимпиад. Качество сдачи ОГЭ и ЕГЭ. Причем тут важно не только, как ученики сдали ЕГЭ по конкретному предмету, а сколько выпускников набрали по трем предметам 220 баллов и больше. Именно так оценивают эффективность своей работы наши московские коллеги, а мы их опыт перенимаем. Не нужно изобретать велосипед. Нужно брать успешные идеи и реализовывать их.

– Мне казалось, что современная система образования находится в таких жестких рамках, что тут не до идей. Как вашей школе удается работать не по шаблону?

– Приходится лавировать. Чему-чему, а этому за годы работы в школе я хорошо научилась, – смеется Наталья Наговицына. – На самом деле и у нас все по шаблону, но есть то, что мы даем сверх него. Что-то изменить, выйти за рамки можно всегда. Было бы желание. Но оно есть не у всех.

– А вам-то чего неймется?

– Так это же дети! – вспыхивает Наталья Николаевна в ответ на провоцирующий вопрос. – Мы проживаем детство раз в жизни. Неужели школа может его испортить? Дети нам этого никогда не простят! Я это поняла еще, будучи студенткой пятого курса УдГУ. Класс, в котором я вела уроки и проходила практику как классный руководитель, жил скучно. Помню, как чуть не уснула вместе с родителями на собрании, которое проводила учитель со стажем. Тогда я вышла и стала рассказывать, какие мероприятия планирую провести с детьми во время практики. Все сразу оживились. Тогда я поняла, как нужно работать, а как нельзя.

– Если представить, что вас назначили министром образования России, что бы вы поменяли в первую очередь?

– В российской системе образования много положительных моментов, ничего кардинально в ней менять не нужно. Я, например, сторонница ОГЭ и ЕГЭ, потому что это объективная оценка знаний, здоровая конкуренция. Но содержание образовательных программ все же требует доработки: некоторые темы даются очень абстрактно и поверхностно, другие, напротив, чересчур подробно. Кроме того, нужно изменить отношение кучителям. Речь как об уважении к педагогам в обществе, так и о финансовой оценке нашего труда.

– Вы ни слова не сказали о финансировании, о необходимости строительства новых школ. Хотя для вас это больной вопрос.

– Это для всех больной вопрос. Например, в этом году мы получили из бюджета 200 тысяч рублей на выполнение предписаний пожарных. Вот и вся помощь. Приходится выживать самостоятельно. Но я не теряю надежду, что нашу школу, построенную 80 лет назад, все же капитально отремонтируют, поскольку справиться с фасадом нам не под силу. Местами от него отвалилась уже не только штукатурка, но и кирпичная кладка. В результате во время дождя стены промокают насквозь. Но фасад – не единственная наша проблема. В школе нет полноценного спортзала. Приходится проводить уроки физкультуры в близлежащих спорткомплексах. Но мы верим, что власти все-таки решат наш вопрос.

– Наталья Николаевна, последний вопрос. Главное, чему должна научить детей школа?

– Умению постоянно учиться, приспосабливаться к динамичной жизни и находить решения в любых ситуациях. То есть школа должна заложить в детей те ключевые компетенции, которые помогут им в реальной жизни, которые позволят избежать многих ошибок. Задача глобальная, но мы стараемся ее решить.

О математике. Есть только одна наука – математика. Все накладывается только на нее.

О шахматах. Дети должны играть в шахматы. Они помогают им просчитывать свои действия, делают их внимательнее.

О конкурсах. Мне не нужно, чтобы учителя участвовали в конкурсах и получали грамоты. Хотят – пожалуйста, а заставлять никого не буду. Я на другое делаю ставку – на детей.

О молодых специалистах. Мне казалось, что я никогда не ошибусь, принимая на работу нового сотрудника. Но в минувшем учебном году ошиблась раз пять! Причем исключительно в молодых специалистах. Вот они сидят передо мной, правильно мыслят и говорят, и я думаю, что все серьезно. Но через месяц слышу: «Школа – это не мое». Обидно.

О поощрении учителей. У учителя не нужно ничего отнимать, ему государство и так платит небольшие деньги. А вот добавить, поощрить, не обязательно деньгами, можно, если он делает сверх того, что от него требуется. Именно так мы и поступаем в нашей школе.

О настоящих учителях. Не понимаю, когда преподаватель говорит ученику: «У меня на тебя нет времени». Настоящий учитель так никогда не скажет. Ради учеников мы работаем в школе.

Наталья Николаевна Наговицына

Источник