Фотофакт: в Ижевске открылась выставка авторского оружия и шкатулок резчиков по дереву из Тулы

IZHLIFE узнал, что представил в столице Удмуртии резчик, которого знают в Канаде, США, Австралии и Франции?

В своих работах Александр Борзов виртуозно сочетает различные породы дерева – до восьми наименований в одном произведении. Образцов пород в мастерской тульского резчика уже не сосчитать. Есть и редкие деревья, например, фернамбук – бразильское красное дерево, амарант, венге, ироко, кумару, махагони (африканское дерево мовингу), палисандр и другие. Их Александр расходует только на мелкие вставки — черты лица, воротники, головные уборы, аксессуары.

- Я езжу в Москву на выставки мирового уровня, в основном оружейные, где кроме готовой продукции можно найти и материалы. Там их и покупаю, - рассказывает мастер. – Бывает, едем за конкретной породой, но в это время у продавца есть и экзот, тогда обязательно его берем, даже если он пока не нужен в работе. Так, у меня дома собралась приличная коллекция – когда задумываю работу, сразу понимаю: это сделаю из этого дерева, а это – из другого.

Процесс создания деревянных шкатулок, композиций, икон и картин занимает довольно много времени. К примеру, пятидневная рабочая неделя – это 40 часов, а на создание панно требуется и больше 200 часов!

- Шахматный стол с фигурами занимает 3-4 месяца. И это если совместно с дочкой работать. Мне бы хотелось больше уделять шахматам времени. Но их очень сложно реализовать, а отнимают они много времени. Поэтому шахматы – только по заказу, - продолжает Александр.

Вообще, Александр Петрович – свободный художник. Он редко берет заказы – только если очень интересные. В основном же он работает по велению души. Идеи и эскизы у него никогда не заканчиваются.

- Я постоянно работаю, и одна работа тянет за собой другую. Вот сижу, работаю, и в это время приходят новая идеи. Я зарисовываю, небольшой набросок делаю, что нужно записываю, и кладу в отдельную папочку. Как появляется свободное время, я ее открываю и выбираю.

Смотря на искусные работы, зритель (если он, конечно, не художник) даже не догадается, что у Александра Борзова нет художественного образования. Всему, что умеет сейчас, он научился сам.

- Все началось с армии. На втором году службы я сделал первую стамеску и начинал что-то резать. Это было больше на пирографию (рисование огнем, - Прим. ред.) было похоже, а не на резьбу, но по крайней мере первый резец я сделал примерно в 1974 году, - говорит резчик.

После армии Александр 8 лет посвятил оружейному заводу, где работал гравером по металлу и одновременно обучался резьбе. Самостоятельно. Постепенно понял: с деревом работать нравится больше.

- Потом я начал работать уже как свободный художник. Взял патент, чтобы платить налоги государству, потом уже ИП появилось. Так и работаю для себя уже больше 40 лет, - добавляет мастер.

Кстати, вместе с Александром работает и его дочь.

- Когда я окончила университет и начала искать работу, папа предложил работать с ним, помогать ему. Это был 2004 год. А до этого я даже не предполагала, что я буду этим заниматься, и подумать об этом не могла. Более того, я никогда не восхищалась, и никогда у меня не было такого осознания, что у меня папа мастер такого уровня, - рассказывает дочь Александра Ольга.

Сначала папа показывал помощнице простые элементы, потом – усложнял задачу. Постепенно Ольга втянулась.

- 5 лет назад, я увидела работу по скримшоу. Это когда на отполированную поверхность кости с помощью иглы наносится узор, а потом этот пунктир заполняется краской. И я решила, что надо обязательно попробовать. Учителей у нас нет, только интернет, поэтому все осваивала сама: установила для себя уровень, к которому надо стремиться и начала работать, - подытожила Ольга.

Источник